22-09-2022
10:14
Космические станции: от мечты к городам на орбите

Продолжаем публиковать историю орбитальных станций — от момента зарождения идеи космических городов до строительства современного аналога Вавилонской башни — крупнейшего международного проекта в истории Человечества — Международной космической станции.

Глава 3: триумф и трагедия «Салюта»

В 1960-е годы ОКБ-52 (ЦКБМ, ныне — ВПК «НПО машиностроения», входит в Корпорацию «Тактическое ракетное вооружение») разрабатывало два тесно связанных проекта — военные станции «Алмаз» и корабли снабжения под названием «ТКС» (Транспортный корабль снабжения). Но, в 1970 году было принято решение — опередить США на орбите с их космической станцией «Скайлэб». Из ОКБ-52 в ЦКБЭМ (бывшее ОКБ-1, ныне — РКК «Энергия», входит в Госкорпорацию «Роскосмос») были переданы несколько заделов по корпусам для станций — предполагалось быстро создать из имеющегося корпуса станции и систем корабля «Союз» долговременную орбитальную станцию (ДОС). Все силы ЦКБЭМ были брошены на новый проект известный сейчас как серия орбитальных станций «Салют».

Орбитальная станция несла в себе научное оборудование, спортивные тренажеры для преодоления «эффекта Николаева», складную душевую кабину и, в отдельном отсеке, космический туалет.

Станция «Салют» была отправлена из Подмосковья на космодром Байконур в феврале 1971 года, а выведена на орбиту ракетой-носителем «Протон-К» уже 19 апреля 1971 года. Станция первого поколения не предполагала дозаправку своей двигательной установки, постоянное пополнение запасов воды, воздуха и провизии и была рассчитана примерно на полгода нахождения на орбите. Единственный стыковочный агрегат станции предполагал возможность стыковки с кораблями «Союз» в модификации 7К-Т (совершено два полета — «Союза-10» и «Союз-11»). Запасы на станции находились на ней сразу во время запуска и частично довозились космонавтами на кораблях.

Таким образом, «Салют» стала первой долговременной станцией на орбите — научной лабораторией, обсерваторией и домом для космонавтов. Космическая программа СССР реабилитировала себя после «лунной гонки» 1960-х годов.

Первый экипаж на станцию был доставлен на «Союзе-10», запущенном 23 апреля 1971 года с «Гагаринского старта». В основной экипаж вошли: командир Владимир Шаталов, бортинженер Алексей Елисеев и инженер-исследователь Николай Рукавишников.

Но несмотря на то, что «Союз-10» пристыковался к «Салюту», экипаж не смог перейти на борт станции из-за проблем со стыковочным узлом. Стягивание космических аппаратов не произошло, системы ориентации восприняли возмущение из-за стыковки как отклонение от курса и начали коррекцию — штырь «Союза-10» сильно погнуло. Экипаж смог отстыковаться от станции с помощью ухищрений в системе управления стыковкой и 24 апреля 1971 года произвел первую в мире ночную посадку.

Не имея возможности исследовать стыковочный узел «Союза-10» (он сгорел в атмосфере вместе с бытовым отсеком), но имея отчет и телеметрию полета, инженеры ЦКБЭМ доработали стыковочный узел. За рекордные 8 недель претерпела изменения и система управления для следующего космического корабля «Союз-11».

Бывшие дублеры «Союза-10» стали основными — в космос должны были отправиться командир экипажа Алексей Леонов, бортинженер Валерий Кубасов и инженер-исследователь Петр Колодин. Но 4 июня 1971 решением Госкомиссии экипаж был отстранен от полета из-за обнаруженного у Кубасова затемнения в легких (как оказалось — аллергии на пыльцу степных цветов). Произошла замена — основными стали командир Георгий Добровольский, бортинженер Владислав Волков и инженер-исследователь Виктор Пацаев.

6 июня 1971 года ракета-носитель «Союз» стартовала с «Гагаринского старта» на космодроме Байконур. В отличие от «Союза-10», стыковка со станцией «Салют-1» прошла в штатном режиме — 7 июня 1971 года экипаж начал расконсервацию «Салюта». Экипаж проверил усовершенствованные бортовые системы космического корабля в различных условиях полета и провел медико-биологические исследования. К сожалению, один из главных инструментов, большой солнечный телескоп, не работал, потому что его крышка за бортом станции так и смогла откинуться. К тому же тяжелые условия пребывания и работы привели к решению вернуть экипаж раньше запланированного срока в 30 дней. На борту было достаточно расходных материалов, топлива, воды и провианта, чтобы станция продолжала работать в пилотируемом режиме вплоть до 20 августа. Таким образом, возвращение экипажа корабля «Союз-11» было запланировано на 30 июня, при этом, старт корабля «Союз-12» — уже на 20 июля.

Корабль «Союз-11» отстыковался от «Салюта» 29 июня 1971 года в 23:17 по московскому времени, приземление произошло 30 июня в 02:16:52. Сработали двигатели мягкой посадки — полет завершился в заданном районе. Поисковая группа обнаружила экипаж без признаков жизни — позже выяснилось, что космонавты погибли из-за разгерметизации спускаемого аппарата на большой высоте. Перед входом в атмосферу при сбросе бытового отсека у спускаемого аппарата был сорван клапан выравнивания давления, который не должен был открываться вплоть до достижения высоты 4 км. Космонавты погибли из-за того, что не имели скафандров.

После гибели Добровольского, Пацаева и Волкова последовал длительный перерыв в советских пилотируемых запусках. Запланированный для «Салюта» следующий пилотируемый корабль «Союз-12» был запущен только 27 сентября 1973 года. Подход к полетам был пересмотрен:

органы управления космическим кораблем были переделаны таким образом, чтобы до них можно было дотянуться любому члену экипажа в пристегнутом состоянии;

космонавты стали летать в спасательных скафандрах «Сокол-К»;

вплоть до «Союза Т-2» в экипаже было по два человека, а не по три, как было ранее — вместо ложемента третьего космонавта слева были установлены устройства хранения и подачи кислорода для аварийного наддува спускаемого аппарата.

Хоть первый полет к самой первой в мире орбитальной станции и окончился трагедией, но он одновременно был и триумфом. Экипаж «Союза-11», работая на станции «Салют», развил идею полета Германа Титова на «Востоке-2» — «можно свободно работать и жить в космосе».

Глава 4: ограненные «Алмазы» Холодной войны

Полет «Союза-12» был испытательным — космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров отправились в космос на корабле «Союз» в модификации 7К-Т. Начиная с этого полета (и поныне) все космонавты надевают скафандры во время выведения корабля на орбиту, во время стыковок и расстыковок корабля, а также во время возвращения на Землю.

Полет «Союза-12» дал и начало интересной традиции — фильм «Белое солнце пустыни» стал талисманом для всех космонавтов. А все потому, что экипаж «Союза-12» посмотрел фильм перед запуском, и все прошло благополучно. Так как космонавтика и авиация неразрывно связаны с верой в приметы, то с тех пор все космонавты в обязательном порядке пересматривают кино перед стартом. Что интересно, просмотр фильма имеет и сугубо прикладное значение, вот как емко описал эту традицию летчик-космонавт Олег Котов:

«Просмотр «Белого солнца пустыни» стал для нас традицией в результате подготовок предыдущих экипажей по съемкам. Этот фильм используется в качестве пособия для обучения космонавтов киносъемкам. Как строить план, как работать с камерой, как выставлять сцены. Белое солнце пустыни — эталон операторской работы… …космонавты знают этот фильм более чем наизусть».

«Союз-13» отправился в космос тоже без стыковки с орбитальной станцией. На корабль установили астрофизическую обсерваторию «Орион-2». Основная цель эксперимента, который проводили космонавты Петр Климук и Валентин Лебедев — получение фотографическим путем ультрафиолетовых спектрограмм участков звездного неба в диапазоне длин волн 2000-3000 А. Именно благодаря этому полету впервые были получены УФ-спектрограммы слабых звезд до 13-й звездной величины.

Полеты «Союза-12» и «Союза-13» были автономными в сентябре и декабре 1973 года еще и по той причине, что целых три орбитальных станции потерпели аварию. Например, запуск ДОС-2 в 1972 году провалился из-за аварии ракеты-носителя «Протон-К», станция даже не получила порядкового номера и названия.

Запуск первой военной станции «Алмаз» (в СМИ фигурировала как «Салют-2») 3 апреля 1973 года прошел штатно, но через две недели произошла разгерметизация станции, а 25 апреля 1973 года с нее перестала поступать телеметрия. «Алмаз», пробыв на орбите всего 54 дня, сгорел в атмосфере 28 мая 1973 года, а тугоплавкие обломки упали в Тихий океан.

Станция ДОС-3 успешно вышла на орбиту 11 мая 1973 года, но из-за неполадок в аппаратуре выработала все доступное топливо для ориентации — стыковка с ней стала невозможной. 22 мая 1973 года, проработав на орбите всего 11 дней, станция неуправляемо вошла в атмосферу над Южной Америкой и сгорела. Станция получила название «Космос-557».

ЦКБМ учло негативный опыт коллег из ЦКБЭМ – и 26 июня 1974 года на орбиту отправилась вторая военная станция «Алмаз» (в СМИ была известна как «Салют-3»). Срок активного существования был увеличен по сравнению с «Салютом» и составил уже около семи месяцев. Из-за опасений «кражи» станции с орбиты с помощью американского многоразового корабля «Спейс Шаттл», на нее была установлена экспериментальная автоматическая пушка 11В92-П. Пушку создали по спецзаказу в КБ Нудельмана на основе авиационной пушки Р-23.

3 июля 1974 года на станцию отправился первый экипаж на «Союзе-14» — командир Павел Попович из первого отряда и бортинженер Юрий Артюхин. В программу работы космонавтов на станции «Алмаз» входило:

проведение научно-технических и медико-биологических экспериментов;

испытание улучшенной конструкции станции, ее бортовых систем и аппаратуры;

исследование геолого-морфологических объектов земной поверхности, атмосферных образований и явлений;

медико-биологические исследования по изучению влияния факторов космического полета на организм человека и определение рациональных режимов работы экипажа на борту станции и много других экспериментов;

фотографирование территории предполагаемого противника.

Учитывая усталость экипажа «Союза-11» к концу экспедиции, «Алмаз» был дооборудован. Станция состояла из шлюзовой камеры, рабочего отсека большого диаметра и жилого отсека малого диаметра, давая общий объем 90 кубических метров. На станцию были установлены уже две солнечные батареи (против четырех, но гораздо меньшего диаметра у «Салюта»), один стыковочный узел, 14 фотокамер для наблюдения за поверхностью, душ, вертикальная спальня-каюта и даже раскладная кровать. Пол конструкторы покрыли липучкой, чтобы космонавты могли легко перемещаться по станции. Дабы экипаж не скучал в свободное время, на станции был магнитный набор шахмат для игры в невесомости, небольшая библиотека бумажных книг и магнитофон с набором кассет. На станцию установили новую беговую дорожку, которая не создавала такой вибрации, как предыдущая на «Салюте», а космонавтам в обязательном порядке было предписано носить нагрузочный костюм «Пингвин», который позволял держать мышцы в тонусе. Кстати, костюм применяется и поныне, в особенности в длительных экспедициях. Более того, он применяется даже в земной медицине — помогает после болезней заново учиться ходить взрослым и детям. На станции «Алмаз» была впервые испытана система сбора и рециркуляции воды.

Попович и Артюхин успешно выполнили всю программу. Часть фотоснимков с 14 камер они забрали с собой в спускаемый аппарат «Союза», а часть поместили в специальную возвращаемую капсулу. После расстыковки со станцией экипаж «Союза-14» благополучно вернулся домой 19 июля 1974 года. Так как в 1973-1974 годах США уже успели запустить и вернуть на Землю три экипажа для своей станции «Скайлэб», то первенство СССР было частичным. С другой стороны — только Советский Союз обладал необходимыми технологиями для запуска и долговременной эксплуатации орбитальных станций, как показало время.

На вторую станцию «Алмаз» должны были поочередно слетать три экипажа — необходимый запас воздуха, воды и припасов делался именно с таким расчетом. Но, к сожалению, следующий корабль, «Союз-15» из-за неправильной работы системы сближения «Игла» не смог причалить к станции. Эти проблемы еще несколько лет будут преследовать систему «Игла» - и вопрос будет закрыт окончательно только с переходом на систему «Курс».

После неудачной стыковки «Союза-15» было решено, что система «Игла» нуждается в существенной доработке. Из-за количества времени, необходимого для внесения изменений в конструкцию и ограниченного времени, которое «Алмаз» мог оставаться на орбите до входа в атмосферу, следующий запланированный полет на станцию был отменен. Космический корабль, который должен был быть использован для третьего полета, позже был использован как «Союз-20» для полета к гражданской станции «Салют-4».

Len9797
Перейти к блогу автора
Комментарии